В кабинет заглянула худенькая женщина.
— Можно войти, доктор?
— Пожалуйста.
— Заходи, Миша, — обернулась она к кому-то.

Дверь распахнулась и в комнату ввалился здоровенный мужик. Выглядел он весьма колоритно: маленькие, красные, как у зомби, глазки на заросшем, пропитом лице, большая медная серьга в левом ухе и крутые татуировки на руках. Он напоминал пирата, только что сошедшего с брига. Не хватало только пары пистолетов, заткнутых за пояс, шпаги и алого платка на голове.
Как миниатюрная жена притащила этого бугая сюда, чтобы отучить от пьянства, было для меня загадкой.

Миша бесцеремонно плюхнулся на стул и забросил ногу за ногу.
— Ну, что, доктор? – скептически хмыкнул он. – Будем меня лечить? Кодировали уже, лечили. И что?! – вызывающе взглянул он. – Пил, пью и буду пить!
— А зачем же вы пришли? – не выдержал я.
— Да, вот, — снисходительно кивнул он на стоящую рядом щупленькую жену, — Настя настояла.
— А я и не собираюсь вас лечить, — огорошил я его. — Вы – безнадежный алкоголик и конченый человек. Пустое место. Свалитесь в сточную канаву и никто вас не заметит. К тому же вы ещё абсолютный импотент.

При этих словах «пират» набычился, лицо его налилось кровью. Было видно, что я зацепил его за живое.
— Радуйтесь, — продолжал я, — что жена пока не наставила вам рога. Короче, вы – ничто, полное ничтожество. Дождевой червяк приносит пользы больше, чем вы. Я даже не стану тратить на вас время.

Миша вскочил, яростно сверля меня глазками. Стул с грохотом отлетел в сторону. На мгновенье мне показалось, что он пришибёт меня, как комара. Даже пискнуть не успею!
— Ты сам импотент! – злобно выкрикнул он и, круто развернувшись, выскочил прочь.
Оглушительно хлопнула дверь, вызвав небольшое землетрясение.
— Доктор, — укоризненно посмотрела на меня его жена, — зачем же вы так?
— Не волнуйтесь, — успокоил я её. — Лечение уже началось. Через неделю подойдете, но одна, без мужа.
Мы встретились в условленное время. Настя сияла.
— Вы не поверите, доктор! Миша перестал пить! Прогнал своих собутыльников и разбил бутылку водки, которую те принесли с собой. Они онемели от изумления! – улыбнулась она.
— А что он говорит обо мне? – справился я.
Женщина покраснела и потупила глаза.
— Извините, но он сказал, что, скорее, этот козёл, то-есть, вы, доктор, сам будет валяться в грязи, чем он пригубит хотя бы каплю!
— Прекрасно! – обрадовался я тому, что меня так оскорбили. – И что, в самом деле не пьёт?
— Кряхтит, стонет, мечется по дому, на стену лезет, но не пьёт!
Шло время. Через пару месяцев мы увиделись с Настей вновь.
— Всё хорошо, доктор! – светилась от счастья женщина. – Муж не пьёт совершенно! Бывшие приятели даже окрестили его святым, — рассмеялась она.

В нашем небольшом городке я стал для Миши врагом номер один. Его высшее счастье заключалось в том, чтобы увидеть меня, когда-нибудь, в зловонной сточной канаве в обнимку с бутылкой. Случайно встретив меня на улице, он недобро сверкал глазами и шарахался на другую сторону.

А я был доволен. Условный рефлекс совершает, иногда, чудеса!

© Александр Грэй

Условный рефлекс
Зацени историю!