В начале того года умерла бабушка, Вера Андреевна, по сути, хозяйка нашей большой и шумной семьи…

Дед после этого впал в уныние, и так и не стал тем боевым Дедом, разведчиком ВОВ и бойцом, которым он был всегда. Не успели мы прийти в себя, как сократили мою маму, юриста Внешэкономбанка. Команда Костина увольняла всех, кто был близок к предыдущей команде. Маме выплатили приличную, кстати, компенсацию, но мама после этого уже не была той энергичной мамой. Эти события ее подкосили, да и возраст был не тот, чтобы легко и непринужденно найти что-то аналогичное.
17 августа того года мы, болельщики ЦСКА, решили важный вопрос с болельщиками «Спартака» — заключили историческое перемирие в преддверии важного общенационального выезда за сборную России в Киев, да и вообще решили, что на сборной мы забываем о межклановых противоречиях фанатов.
Не успел я выпить в этом удивительном кругу красно-синих и красно-белых по такому замечательному поводу, как с выпуска РИА Новости, где я трудился репортером, позвонил главный редактор Сережа Кузнецов, и не своим голосом, таким истеричным, зажатым, будто кто-то наступил ему на яйца, он сказал: «Малосолов, срочно шуруй в Белый Дом, там эти м@даки в правительстве устроили какую-то хрень».

Через полчас, в приличном подпитии я оказался в Доме Правительства, Боря Немцов и премьер Кириенко с бутылкой водки, почему-то одной, вышли к шахтерам, которые стучали касками и собрали палаточный лагерь у правительственной резиденции. И объявили дефолт.
Через час долларов в обменниках уже не было, а курс скакнул с 6 до 26 рублей за бакс. Все рухнуло, включая мое внутреннее мироощущение. Позже в Киев я поехал всего со 100 долларами, причем с трудом их занял у Валеры Аверина, с трудом и отдал их. Помимо РИА Новости я стал одновременно стринговать в газете «Версия», а по вечерам бомбил на машине, на ВАЗ 2107 (В редакции автора ВАВЗ 2107, очепятка кароч). До дефолта она в салоне стоила $7900, а после — $2000.
Как вы понимаете, это был черный 1998 год. И Украина присутствовала рядом. И казалось, что мир закончится. Была грандиозная истерия и паника. Через год все восстановилось, хотя проводить параллели между ТОЙ и ЭТОЙ страной не имеет смысла. Зато я избавился от юношеского инфантилизма, и начал сам зарабатывать деньги и строить свою карьеру.

Я к чему это все. Достали вы уже со своей истерикой. Все, причем, и манагеры, и френды, и олдскульщики, и во властных кабинетах. Как бабы визжите. Соберитесь, тряпки. Найдите каждый свою новую энергию, чтобы вылезти из этого булшита.

Источник

Соберитесь, тряпки!
5 (100%) 1 vote