Во время пребывания на Конгрессе антропологов и этнологов России в Ижевске услышал я такую историю, которая, как мне кажется, прекрасно характеризует отношение нынешних реформаторов к российский науке.

Вскоре после того, как ФАНО начало проверки подведомственных институтов, проверяющий — безымянный молодой человек из числа поколения эффективных менеджеров — посетил Кунсткамеру.

Прошелся по кабинетам, посмотрел как обстоит дело к техникой, ознакомился с направлениями научных исследований, а затем вернулся в кабинет директора Ю. К. Чистова.

Видимо, увиденное его не очень поразило в контексте эффективности, посему в беседе с директором он задал вопрос:

— Интересно, и кто же это вам выделил такое здание в центре Санкт-Петербурга?!

— Вообще-то Петр Первый, — ответил Юрий Кириллович.